Слухати

Это беспредел. Пусть и хороший. Хотя бывает ли беспредел хорошим? — Мусаева о конфискации «денег Януковича»

12 січня 2018 - 22:25 465
Facebook Twitter Google+
Говорим с соавтором статьи «Мыльный пузырь или конфискация века Генпрокурора Луценко»

Гостья эфира — журналистка Севгиль Мусаева.

Ирина Ромалийская: Арабская телекомпания «Аль-Джазира» опубликовала расследование, в котором утверждается, что беглый нардеп Александр Онищенко и российско-украинский бизнесмен Павел Фукс купили у Сергея Курченко за 30 миллионов долларов компанию, которая зарегистрирована на Кипре. На эту компанию записаны активы на сумму около 160 миллионов долларов. Эти деньги были заморожены решением украинского суда как деньги, полученные в результате преступного сговора Януковича и его окружения. Все это — часть большого актива — 1,5 миллиарда долларов, которые украинские суды заморозили еще в 2014 году. После расследования канала «Аль-Джазира» к этой теме больше подключились украинские журналисты, потому что раньше не было решения. Вы вместе с Центром противодействия коррупции получили то самое засекреченное решение суда.

Севгиль Мусаева: В мае 2017 года генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что мы конфисковали 1,5 миллиарда долларов решением Краматорского суда, это деньги Януковича, они вернутся в бюджет и будут работать на украинцев. Все заинтересовались, что это за решение суда, о чем оно свидетельствует. Получилось, что решение суда засекретили. Относительно основания для того, чтобы документ получил гриф «цілком таємно», у нас уже тогда были сомнения. Тогда общественные активисты начали подавать в суды. Все требовали рассекретить это решение суда. Спустя полгода решение рассекретили. Но сделали это журналисты «Аль-Джазиры». Мы получили решение этого суда чуть-чуть раньше и проанализировали его. И у меня, и у ребят с Центра противодействия коррупции волосы встали дыбом от того, как была проведена эта операция, к ней очень много вопросов.

Так сложилось, что в своей журналистской карьере я очень много писала о Курченко, очень хорошо знаю всю эту структуру, исследовала ее. Когда я обнаружила в решении Аркадия Кашкина, я очень посмеялась. Мне эта фамилия знакома. Это был один из директоров группы компаний Курченко. На его показаниях строится фактически все это решение суда. Этот человек не принимал решения.

Страна находится в состоянии турбулентности и не возвращается в правовое поле

Еще много внимания уделено компании ICU. Она занималась скупкой облигаций.

Мы думали, почему нужно было засекречивать это решение. Мои знакомые в правоохранительной системе говорят, чтоесли решение было бы рассекречено,если будут расследовать проведение спецконфискации, то все люди, начиная от следователя и заканчивая должностными лицами, скорее всего, получат какие-то сроки, потому что все это было сделано очень незаконно. Оценка деятельности ICU не дана правоохранителями. Если бы спецконфискацию проводили по нормальному законному пути, то я думаю, что в компании ICU были бы обыски. Одной из собственниц ICU была Валерия Гонтарева. ICU времен президентства Порошенко — это кузница кадров для различных государственных органов.

Ирина Ромалийская: Плохой или хороший сценарий развития будет у этого скандала? Как хотелось бы?

Севгиль Мусаева: Конечно, это большой урон для репутации власти. Когда на форуме по возврату активов в Вашингтоне тот же Енин рассказывает, что это достижение Генеральной прокуратуры, то сейчас мы видим, что это не совсем так. Страна находится в состоянии турбулентности и не возвращается в правовое поле. В таких делах это должно быть выверено, а получается, что мы идем по какому-то беспределу. Это хороший беспредел. Но может ли беспредел быть хорошим?

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Якщо Ви виявили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.